iskatel: (Default)
Как мы помним, французские войска появились на границах Российской Империи только в 1812м году, после 13 лет непрерывной агрессии России в отношении европейских стран, прежде всего Франции, и постоянных нарушений договоров со стороны Петербурга.
Итак, один из планов нападения на Францию в 1812м году. Оцените миролюбивость :

"предложения генерала Барклая де Толли в письме царю, которое датируется 22 января (3 февраля) 1812 г.
Военный министр предлагал целый комплекс действий, направленных на подрыв сил наполеоновской империи. Он писал: «Необходимо стараться: 1) уничтожить влияние Франции в германских государствах и подготавливать там диверсии; 2) вынудить часть французских войск покинуть северный театр военных действий и перейти на юг, с тем чтобы расходы по содержанию их легли на саму Францию; 3) использовать все обстоятельства, которые могут в корне подорвать могущество французского правительства, стараясь воздействовать на настроение французского народа; (!) 4) использовать все политические средства, которые могут служить для того, чтобы лишить Францию ее союзников…
Не составило бы большого труда заставить и жителей самой Франции задуматься о том рабстве, в которое они попали… Если прибавить к этому вторжения со стороны моря и, возможно, даже со стороны Испании, то Наполеон вскоре будет вынужден использовать часть своей армии, чтобы заставить повиноваться себе внутри самой Франции»^7 "
Особо «миролюбиво» и в духе «подготовки обороны» звучит следующая фраза: «Я не говорю о Польше, так как достаточно будет нескольких успешных сражений, и вся Польша будет в наших руках» "

О рабстве граждан в свободной наполеоновской Франции, где людям были реально гарантированы права и свободы,
рассуждает министр страны, где бОльшая часть населения были полностью бесправными крепостными рабами, которых продавали и покупали вместе с рабочим скотом, зерном и мебелью. (кстати, когда российские войска в ходе похода в Европу находились во Франции, из них дезертировало примерно 40 тысяч человек. Несмотря на щедрые посулы царя, практически никто не вернулся, все остались в "французском ужасе").

Только не стоит думать, что он один такой был. Вот, например,
письмо Марии Фёдоровны, матери императора, которая тоже ужасно переживает за свободы европейских народов :

«Общее положение дел за границей представляет в высшей степени грустную и поражающую картину. Европа подчинена велениям кровожадного тирана… Read more... )
iskatel: (Default)
"... В то время как Коленкур всеми силами старался улучшить отношения между Россией и Францией, Морков, казалось, не жалел ничего для того, чтобы отношения царя к Бонапарту переросло в настоящую ненависть. Совершенно непонятно, как посол, попавший в страну, в которой происходили гигантские позитивные сдвиги, не увидел и не услышал ничего, кроме брюзжания старух, вернувшихся из эмиграции. В его донесениях все описано только в черном цвете. «Положение (Бонапарта) непрочное. Его власть еще менее надежна после двух лет узурпации, чем в первый день… революция тяготеет всей своей тяжестью, и его положение становится с каждым днем все более тяжелым…»

В конечном итоге Морков дошёл до того, что сам оплачивал наёмных писак, которые составляли по его заказу памфлеты против Бонапарта и его правительства. Когда полиция арестовала одного из таких авторов, первый консул через своего посла пожаловался Александру."

Подставляй фамилию любого современного российского дипломата, и не прогадаешь. Тот же стиль, те же методы.
Вековые традиции, сэр.
Дальше - больше, вот реакция Александра I на это.
Read more... )
iskatel: (Default)
«Когда она (императрица) достигла возраста шестидесяти лет, - рассказывает в своих записках эмигрант на русской службе граф Ланжерон , - тогда её здоровье ослабилось, а вместе с ним и сила её ума, и работоспособность, у неё появилась пресыщенность наслаждениями и, быть может, угрызения совести за прошлое и страх перед будущим. Её окружение увидело, что от неё можно легко скрыть любые злоупотребления, и что у неё не было более ни силы, ни желания пресекать ужасающие несправедливости, о которых она ещё могла узнавать. Тогда исчезли все преграды, никто больше ничего не боялся, и Россия явила собой печальное зрелище бесчинств самых ужасающих, воровства самого открытого, грабежа самого возмутительного, сопровождаемого бесчисленными злоупотреблениями власти, угнетением и тиранией, которые совершались всеми, у кого была хоть какая-то должность, начиная от министра центрального правительства до самого последнего чиновника. Сенат, суды, отныне благоприятствующие только знатности и богатству, предоставляли продажное правосудие, где лишь золото и титулы определяли судебное решение. Жестокость помещиков не знала больше ни границ, ни наказаний. Из народа выколачивали налоги, в два раза превосходящие те, которые были назначены, а сборщики делили доходы между собой. Всякая жалоба, всякая апелляция были бесполезны, и более того, жестоко наказуемы».
Воровство в армии было такое, что «многие рекруты гибли от голода по дороге к месту службы или попадали работниками в имение командира». Ланжерон утверждал, что из 100 тыс. рекрут только 50 тыс. доходили до места службы, остальные либо умирали, либо «растаскивались» по дороге. Read more... )
Page generated Oct. 22nd, 2017 01:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios